(495) 790 7210 +7 921 797-49-50
Ликвидации компании и вашей ответственности за её грехи
Мы специализируемся на одном продукте:

Ликвидация компании по упрощенной процедуре банкротства

Примеры из нашей практики

а) Самый распространенный случай — компания пока без проблем, но боится проверки из-за недобросовестных контрагентов. Все истории про такие компании одинаковы. С началом процедуры банкротства проверяющие органы теряют к ним какой-либо интерес и практически всегда ликвидация проходит без затруднений.

б) Довольно часто встречаются компании, у которых уже есть задолженность перед бюджетом. Вот типичный пример из нашей практики одной московской компании с такой проблемой, компания занималась розничной торговлей кондитерскими изделиями. По словам ее руководителя, он не смог предоставить первичные документы во время проверки по определенным причинам и НДС не был принят к зачету. Результатом явилось доначисление на сумму более 50 млн. рублей, что довело руководителя буквально до паники. Мы его успокоили и предложили не оспаривать результаты проверки, раз первичных документов нет, а иницировать добровольную ликвидацию и как можно быстрее переходить в банкротство. Так и было сделано. Для руководителя все закончилось без последствий, хотя ФНС проявила большую активность. Ее представитель звонил практически каждый день и угрожал приостановить ликвидацию. Тут надо заметить, что ФНС не имеет права приостанавливать ликвидацию в добровольном порядке. Это право гражданина, прописанное в ГК, однако ФНС очень часто говорит такое руководителям ликвидируемых организаций и те начинают выполнять любые требования, даже самые абсурдные. После признания компании банкротом и введения конкурсного производства налоговая, оказавшаяся единственным кредитором, всячески ставили палки в колеса нашему управляющему. Она не принимала к сведению отчеты, голосовала против завершения конкурсного производства, обращалась с требованием привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Тем не менее караван шел и все это не могло помешать нам завершить процедуру банкротства, ликвидировать компанию и списать ее долги по решению суда. С заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности наш управляющий не обращался, так как не нашел для этого оснований.

в) Нередко обращаются клиенты, которые занимаются оказанием услуг или продажей товаров физическим лицам на условиях предоплаты — автодилеры, производители мебели, дверей или пластиковых окон, турагентства, фитнес-центры. Бизнес этих организаций построен на высоком уровне кредитных средств в оборотных активах. Поэтому любые изменения конъюнктуры рынка приводят к кассовому разрыву, невозможности обеспечения текущей хозяйственной деятельности и исполнению обязательств перед покупателями и заказчиками. Таким образом, у компании возникает кредиторская задолженность перед контрагентами, которую она не в состоянии погасить.

Например, к нам обратился руководитель компании, занимающейся производством и реализацией кухонной мебели. Основными кредиторами в его случае были физические лица, внесшие предоплату за поставку кухни. Для банкротства таких компаний характерно следующее: большое количество кредиторов, малые суммы требований каждого (50 000 — 150 000 руб.) и крайняя степень их активности. Если кредиторы — юридические лица обычно реально смотрят на ситуацию и банкротство для них скорее механизм списания безнадежной задолженности, то физические лица надеются вернуть свои деньги назад, чувствуют себя обманутыми, считают, что «все им должны», что прежний руководитель, собственник, ликвидатор и конкурсный управляющий в сговоре с целью скрыть «хищение» их денежных средств. В нашем случае ситуация также осложнялась тем, что у компании было небольшое количество имущества, в основном неликвидного — старые компьютеры, образцы мебели, комплектующие и тому подобное. Практически каждый шаг конкурсного управляющего вызывал недоверие у кредиторов: они не соглашались с оценкой, не утверждали порядок продажи, требовали проведение аукциона даже по имуществу, балансовая стоимость которого меньше 100 тыс. руб. Также управляющему было дано поручение от собрания кредиторов привлечь руководителя к субсидиарной ответственности. Для решения описанных проблем, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с ходатайством об утверждении порядка продажи имущества и сам подал заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности. Обратите внимание на этот тактически верный шаг. Арбитражный суд по заявлению управляющего не нашел в действиях руководителя оснований для привлечения к субсидиарной ответственности и тем самым был создан прецедент на будущее — суд не будет рассматривать один и тот же вопрос повторно, если с подобным заявлением обратится кто-то еще.

г) Механизм банкротства позволяет спасти активы и перезапустить бизнес с минимальными потерями. Это особенно важно для молодых компаний, у которых еще недостаточно опыта и ресурсов. Один из примеров такого startup-а в нашей практике — торговая компания, владеющая сетью магазинов по продаже женской одежды. У ее собственника это был первый опыт предпринимательства, он наделал много ошибок, накопил большой объем долгов и задумался над реорганизацией своего предприятия. Для этого он зарегистрировал новое юридическое лицо, чтобы начать бизнес с чистого листа — «fresh start», и стал искать способ спасти активы. В ходе консультаций мы разъяснили собственнику, что простой перевод имущества с компании-должника на новое предприятие подпадает под признаки преднамеренного банкротства и является наказуемым выводом активов. Единственным законным способом является банкротство компании с реализацией на торгах ее активов. Как мы и предполагали, в ходе ликвидационных мероприятий выяснилось, что хотя имущества на балансе числится на довольно внушительную сумму, по сути, оно малоликвидно и не будет представлять интерес для кого-то еще, так как достаточно специфично и уже смонтировано в магазинах — торговое оборудование, освещение, вентиляция, оформление витрин, складские стеллажи. По итогам торгов наш клиент сам выкупил все имущество по приемлемой цене и в строгом соответствии с законом.

д) В отдельную категорию клиентов можно отнести застройщиков и девелоперов. Экономическая ситуация лишила многие такие компании возможности вовремя погасить кредиты, которые как правило брались под залог недвижимого имущества. Недвижимость до кризиса была порядком переоценена. Финансовый кризис умерил ожидания девелоперов, сократил спрос, и в итоге рыночная стоимость недвижимости упала. Гарантии банка по кредиту уменьшились и он получил право потребовать дополнительное обеспечение — классический «маржин колл». Так как в большинстве случаев заложена вся имеющаяся недвижимость, то предоставить дополнительное обеспечение невозможно и у банка появляется право требования о досрочном погашении кредита. Подобная ситуация — задолженность перед кредитными организациями возникает и при ухудшении финансового положения заемщика, например, падение оборотов дистрибьюторской компании. В таких случаях процедура банкротства — единственный спасательный круг, чтобы у должника не вывернули душу и не оставили без последних штанов.

е) Встречаются клиенты, которым необходимо ликвидировать компанию-должника из-за того, что они сами как физические лица являются поручителями по долгам компании. В соответствии со ст. 367 ГК при прекращении основного обязательства, прекращаются все обязательства, обеспечивающие исполнение основного, в том числе поручительство. По общим правилам, одним из оснований прекращения обязательства является ликвидация должника. В случае ликвидации компании-должника в рамках процедуры банкротства, вся непогашенная задолженность считается погашенной на основании закона о банкротстве и прекращается поручительство, данное третьими лицами в обеспечение исполнения обязательств компании. Например, к нам обратился наемный директор, которого собственник под угрозой увольнения обязал подписать поручительство. В дальнейшем кредит не был выплачен, а собственник устранился от урегулирования ситуации. Мы ликвидировали компанию-должника и тем самым сняли бремя поручительства с директора.

ж) Раз мы дожили до буквы «ж», история на эту букву. На этот раз помощь потребовалась руководителю строительной компании. Некоторое время назад он воспользовался услугами одной юридической фирмы, которая занимается преимущественно альтернативной ликвидацией. Выяснив, что они могут помочь и с банкротством, руководитель заключил с ними договор, внес предоплату и передал учредительные документы. Начало было хорошим — введена процедура добровольной ликвидации и назначен ликвидатор, а вот дальше события развивались как Цирк дю Солей. Приблизительно через полгода руководителю позвонили и сказали, что ему нужно подъехать в налоговую для смены ликвидатора, так как прежний уволился. На вопрос, почему до сих пор фирма не признана банкротом, ссылались то на одни, то на другие проблемы. Потом он еще четыре (!) раза ездил в налоговую для смены ликвидатора. Незадолго до обращения к нам он в очередной раз решил выяснить как обстоят дела с его компанией. Ему ответили, что нужно в очередной раз сменить ликвидатора, но сделать это сейчас не представляется возможным, так как в результате переезда потеряны учредительные документы. После этих слов он и пришел к нам. Мы восстановили учредительные документы и провели процедуру банкротства. В настоящее время компания исключена из ЕГРЮЛ.

з) В заключение еще одна типовая проблема, с которой мы часто имеем дело, — неудачная альтернативная ликвидация и вот почти классический пример этого. Когда к нам пришел бывший руководитель небольшой московской компании, прошло уже полтора года, как он ее «ликвидировал» альтернативными методами. Она была «продана» номиналам, переведена в отдаленный регион, документы уничтожены. Однако налоговые органы спустя год после «ликвидации» компании, приняли решение о проведении ее проверки в части правильности исчисления и уплаты НДС. Истребовали документы, но ни прежний ни нынешний руководители не смогли представить первичную документацию и, прежде всего, договоры и счета-фактуры по НДС, принятому к зачету. В такой ситуации ФНС доначислила НДС на всю сумму оборотов компании за три года на основании данных из банка и обратилась в правоохранительные органы для привлечения бывшего руководителя, так как именно в его период компания вела деятельность. Возник риск уголовной ответственности. Повезло, что на этот раз удалось обойтись малой кровью. Мы смогли найти номинальных участников и руководителя на которых в свое время была переоформлена компания при «продаже», от их имени инициировать процедуру ликвидации, перейти в упрощенную процедуру банкротства и ликвидировать компанию, списав все долги.

Не всегда так везет и, что удивительно, люди с каким-то упорством продолжают наступать на одни и теже грабли. Как-то к нам пришел за помощью собственник крупного в прошлом хлебокомбината, который был перебазирован, а на его земельном участке был построен жилой комплекс. Предприятие уже прекратило свою деятельность, имущества практически не имело, но было обременено долгами. После подробного разговора и представления нами плана действий собственник решил, что справится сам. Все же по прошествии нескольких месяцев мы встретились снова — на этот хлебокомбинат подали заявление о банкротстве его контрагенты. С нашей помощью производство по делу было прекращено и собственник опять продолжил самостоятельно проводить ликвидацию. И вот судьба! Спустя почти год опять к нам обратился. За это время ликвидация так и не была завершена. Даже ликвидатор не был назначен, а предприятие об этом не знало, так как 46-я ФНС дала отказ и выслала документы на юридический адрес, письма с которого не забирались. Но самое страшное то, что в суде уже лежало заявление о банкротстве хлебокомбината от ФНС, которая хотела назначить своего арбитражного управляющего. В результате «самодеятельности» собственника, ситуация из когда-то стандартной превратилась в сложный рисковый проект, реализация которого потребовала значительных интеллектуальных и финансовых затрат.

Предыдущая страницаЧитать дальше