(495) 790 7210 +7 921 797-49-50
Ликвидации компании и вашей ответственности за её грехи

Эти рисунки подарил один клиент.
На них наши специалисты, которые ему помогали.
Рисунки очень понравились нам и мы решили
сделать их своим фирменным стилем.

Кто мы

Михаил Старынин,
руководитель проекта
ЛИКВИДАЦИЯ.РФ

Кандидат технических наук, логик.
Стаж арбитражного управляющего
более 15 лет. Списал для компаний
более 100 млрд. рублей
кредиторской задолженности.
Клиенты его обожают,
банки считают пособником
должников.

Александр Пржебельский,
арбитражный управляющий

Александр — не рабочая пчела, а рабочая лошадь.
«Если в Яндексе набрать „Пржебельский“,
он сам исправит на „Пржевальский“,
как опечатку. Не поспоришь, мне
наверное придется менять фамилию.»

Елена Богачева,
арбитражный управляющий

Юрист высшей квалификации
в вопросах имущества несостоятельных
предприятий. Должникам с активами будут
особенно интересны ее советы.

Оксана Блинкова,
арбитражный управляющий

Призвание Оксаны — ангел-хранитель.
"В похоронном бюро для
юридических лиц должна царить
атмосфера праздника.
Мы серьезно работаем над этим."

Юрий Тарасов,
арбитражный управляющий

Юрин конек — ФНС. В чем секрет его обаяния
мы точно не знаем, но, когда дело ведет Юра,
у налоговиков нет шансов.

ЛИКВИДАЦИЯ.РФ — специальный проект Российской Гильдии арбитражных управляющих (РОСГАУ). РОСГАУ является зарегистрированной торговой маркой крупнейшего в России СРО арбитражных управляющих. В сфере банкротств СРО играет первую скрипку, но не все имеют представление об этом и о том, почему, например, именно к нам обращаются крупные юридические компании, банки и холдинги, когда нужны услуги банкротства. На самом деле, это важно для понимания, поэтому сначала хочу сказать несколько слов о СРО вообще.

СРО АУ — это саморегулируемая организация арбитражных управляющих. Арбитражный управляющий, как мы помним, главная фигура в процедуре банкротства фирм. Закон наделяет его большими полномочиями, он ведет процедуру и от него зависит, чем закончится банкротство юридического лица для должника и для кредиторов. Арбитражный управляющий — не государственный чиновник. Он и не может им быть, потому что государство само кредитор в лице ФНС и лицо заинтересованное. Арбитражный управляющий — аттестованный независимый специалист, деятельность которого контролирует только СРО, членом которой он обязательно должен являться. СРО же несет ответственность за него перед третьими лицами и, как правило, назначает его на банкротство предприятий.

Контрольная функция для СРО главная де-юре и де-факто, потому что профессия арбитражного управляющего привлекает большое количество «мошенников по духу» надеждой быстрой наживы и выгоды. Такие «управляющие» склонны рассматривать свою работу, как бизнес на чужих активах, и могут начать действовать в своих интересах или в чьих-то недружественных под давлением. Закон только СРО вменяет обязанность контролировать деятельность арбитражных управляющих и применять меры воздействия, в том числе отстранения и замены. У обычной юридической компании рычагов воздействия на них нет.

Николай Николаевич Красильников,
арбитражный управляющий

Когда процедура банкротства юридического лица (ООО или ЗАО) ведется в отношении компании с имуществом на сотни миллионов рублей, контроль над ситуацией — это убедительная причина и первая, по которой обращаются за помощью именно к СРО. Вторая причина — инфраструктура. По факту, только СРО в полном объеме располагает аккредитованной инфраструктурой банкротства — надежной и без риска самодеятельности (оценка, аудит, организаторы торгов, операторы ЭТП и так далее). Не менее важно и то, что в силу специфики у СРО установлены рабочие отношения с исполнительной и судебной властью во всех регионах — местной администрацией, ФНС, правоохранительными органами, арбитражными судами. Эти три причины очевидны, но есть другие, по которым СРО лучший или вообще единственный выбор во многих ситуациях.

Теперь о РОСГАУ и нашем проекте. В РОСГАУ работают больше 450 профессиональных арбитражных управляющих, силами которых успешно проведено более 8000 процедур оздоровления и банкротства на предприятиях различных форм собственности и отраслей, в том числе на крупных, социально значимых и градообразующих предприятиях. РОСГАУ имеет собственную инфраструктуру в 70 субъектах Российской Федерации, охватывающих все федеральные округа, управляющие Гильдии объединены в 50 региональных представительств и их география постоянно расширяется.

Идея бизнеса

До недавнего времени управляющие Гильдии занимались, как правило, банкротством крупных и средних предприятий, но несколько лет назад у кого-то из нас, может и у меня, появилась идея проекта ЛИКВИДАЦИЯ.РФ. Нам хотелось сделать банкротство ООО или ЗАО доступным для компаний любого бизнеса, в том числе и совсем малого. Конечно, было бы преувеличением назвать себя идеалистами, но это был порыв.

Михаил Захарович Хайретдинов,
арбитражный управляющий

Несомненно, у нас есть личное отношение к этой идее. Мы, возможно, больше других знаем, под каким прессом находится предприниматель, особенно «маленький человек», и наши симпатии на его стороне. Ведь он такой же, как мы, он и есть мы. Нам хотелось дать ему возможность в любой момент выйти из бизнеса без риска негативных последствий для личной свободы и кошелька. Причем реальную, абсолютно законную и доступную по цене возможность, вместо «альтернативной» иллюзии.

Помню, когда сам познакомился с банкротством, то впервые понял, что правосудие может работать на благо общества. Спустя десять лет, с этой идеей я пришел к руководству Гильдии — я собирался убить дракона и жениться на принцессе, поэтому мне нужна была помощь. Гильдия поддержало это предприятие, в нем был смысл. Мы действительно смогли сделать то, что до нас еще никто не пробовал — банкротство юрлиц, сравнимое для фирм и организаций по стоимости с альтернативной ликвидацией, то есть почти в три раза дешевле, чем самые низкие тогда цены на рынке.

Предприниматели и весь средний класс должны составлять основу общества, но иногда кажется, что наши власть имущие смотрят на него с ухмылкой, как на планктон в своей пищевой цепочке. В такие минуты сжимаются кулаки, в знак классовой солидарности, и хочется сделать что-то достойное. Вот мы и делаем, поэтому нам хочется думать, что наша настоящая миссия —вытаскивать людей из петли обстоятельств.

Только настоящая ликвидация

Любая «серая» или, как ее называют, «альтернативная ликвидация» сохраняет угрозу уголовной и субсидиарной ответственности для бывших собственников и руководства компании, вне зависимости от того, была задолженность на момент «ликвидации» или нет. Более того, эти схемы нередко сами создают такую угрозу. Поэтому мы принципиально против них и предлагаем только настоящую ликвидацию ООО или ЗАО через процедуру банкротства. Она сохраняет главное преимущество добровольной ликвидации, то есть компания будет исключена из ЕГРЮЛ без правопреемства, и устраняет ее основной недостаток — существенный риск негативных последствий налоговой проверки во время самой процедуры. Банкротство юридических лиц — это официальная ликвидация компании из ЕГРЮЛ, после нее руководство и собственники не могут быть привлечены к какой-либо ответственности, а непогашенная задолженность будет списана. Такой способ ликвидации можно рекомендовать любой организации в любом состоянии. Он универсален и, если важна личная безопасность, ему альтернативы сегодня просто нет.

Беспрецедентно низкая цена

Поддержка СРО, сочетание большого опыта и способности к организационному строительству позволяют за счет унификации и стандартизации процедур работать без ошибок и с низкими издержками. Высокая операционная эффективность — основа нашего «экономического чуда». Благодаря ей, мы смогли снизить стоимость банкротства для компании до уровня, сравнимого с «альтернативной ликвидацией». Например, для компаний Москвы и Московской области, у которых общий долг перед бюджетом и контрагентами не более 1 миллионов рублей и отсутствует имущество, стоимость ликвидации составит 145 000 рублей, включая все расходы. Это цена ветеранов рынка, за плечами которых опыт банкротств более 10 лет и портфолио с сотнями завершенных процедур различной сложности.

Прямая поддержка СРО

ЛИКВИДАЦИЯ.РФ появилась по инициативе СРО арбитражных управляющих и работает, как ее подразделение, при прямой поддержке СРО. Эта поддержка носит принципиальный характер и принципиально важна, потому что только СРО может контролировать деятельность арбитражного управляющего, а он — главная фигура в процедуре банкротства и от него будет зависеть ее результат.

Наша модель работы

Когда к нам в голову пришла идея проекта ЛИКВИДАЦИЯ.РФ — сделать процедуру банкротства доступной для компаний любого бизнеса, в том числе и совсем малого, мы были уже опытными арбитражными управляющими и, скажу честно, неплохо зарабатывали на сложных и дорогих банкротствах. Сложные процедуры предполагают индивидуальный сценарий, высокую квалификацию управляющего, но вот проблема операционной эффективности здесь не стоит. Теперь же все переворачивалось с ног на голову, или наоборот, и мы должны были придумать, как это сделать. Нам нужно было в корне изменить подход к ведению процедур, чтобы снизить стоимость банкротства в разы, до уровня, сравнимого с «альтернативной ликвидацией».

У нас не было возможности пройти курс MBA в Сколково, но, когда энтузиазм встречается с необходимостью, происходит чудо и невозможное становится возможным, если, конечно, Вы настроены решительно. Мы стали искать свою модель работы, которая в общих чертах включала бы следующее.

Первое — узкая специализация. В рамах проекта мы оставили только один вид банкротства — упрощенную процедуру банкротства по инициативе должника. Второе, мы ввели в начале несколько серьезных ограничений для компаний, которым, правда, удовлетворяет большинство из них. Самые важные из них — это максимальный размер задолженности (до 5 млн.) и отсутствие имущества. Если Вы не мошенник и не строитель финансовых пирамид, но такие в реальности исключительный случай, то при таких условиях ход процедуры банкротства ООО или ЗАО и ее результат предопределены и не зависят не от чьей воли в 9 случаях из 10, если не в 99 из 100.

Третье, в рамках Гильдии мы создали специальное подразделение, которое занимается только такими банкротствами и выполняет основную работу по ним. Мы назвали его ЛИКВИДАЦИЯ.РФ. Работа подразделения организована, примерно, как у Генри Форда, то есть за счет повторения однотипных операций достигается высокая эффективность и, кстати, высокое качество работы.

Евгений Геннадьевич Сазонов,
арбитражный управляющий

Обратите внимание, в большинстве случаев процедура банкротства юридических лиц и ее результат предопределены и не зависят от «недружественной» воли человека или чиновника, что позитивный фактор. Предопределены, если в нужной последовательности, в срок и без ошибок будут сделаны правильные действия и документы. Процедура предполагает большое количество таких действий и документов, но их должны делать люди, а это уже негативный фактор. Людям их делать постоянно мешает отсутствие знаний и опыта, лень и плохая организованность мозга. В результате они превращают предопределенный процесс в вероятностный, а проект в испытательный полигон.

Чтобы уйти от человеческого фактора, мы решили разбить всю сложную процедуру банкротства на небольшие и простые процедуры, такие, которые объективно можно привести к четкому стандарту. У нас за плечами был опыт нескольких сотен банкротств и мы провели декомпозицию их всех, чтобы составить базовый набор повторяющихся процедур, которого будет достаточно для любого банкротства. Так мы реализовали ключевую идея нашего способа производства: пусть каждое банкротство и уникально, оно состоит из набора стандартных процедур, которые просты и хорошо известны, и из этих «кубиков» можно сложить любое банкротство.

Виктор Николаевич Бурылов,
арбитражный управляющий

В реальности каждая компания имеет свои особенности и свою степень готовности к процедуре банкротства, поэтому сначала ее надо привести к определенному нашим стандартом виду, иначе работа будет нарушена и ее эффективность потеряна. Только после такой подготовки компания поступает к нам на процедуру. Подготовкой занимаются другие менеджеры из арбитражных управляющих и аккредитованных при РОСГАУ юридических компаний. Они же берут на себя клиентский сервис и внешний контроль за ходом процедуры банкротства.

И последнее, каждым проектом руководит опытный арбитражный управляющий, потому что всегда остается вероятность каких-то сбоев в системе и потребности в ручном управлении.

Модель работы, которую я описал, можно сравнить с перевозкой регулярными рейсами из пункта А в пункт Б. До места отправления в пункте А у каждой компании есть свой небольшой маршрут, но основное расстояние — из пункта А в пункт Б — она преодолевает на регулярном рейсе. Сравните, при индивидуальном подходе к банкротству для каждой компании составляется свой маршрут до самого пункта Б (Банкрот) и нанимается свой перевозчик. Это дорого, хотя для крупной компании иного выхода нет. Запустить наш «регуляр» было тоже недешево, но при количестве «пассажиров» от 100 в год, он будет оправдан даже для лоукостеров. Собственно говоря, на эту цифру мы и рассчитывали, потому что РОСГАУ — крупная организация и компаний через нее проходит немало.

Некоторые идеи лучше работают в теории, чем на практике, но это не наш случай. Мы сделали даже больше, чем полагали в начале. Сейчас проекту ЛИКВИДАЦИЯ.РФ несколько лет и за это время мы завершили 600 банкротств без единого сбоя. Основные ограничения мы сняли и вместо одного стандарта уже ввели ряд стандартов на компании, с которыми может работать наше подразделение имени Генри Форда. Таким образом, «пассажиров» мы сейчас отправляем в пункт Б не только из пункта А, но и В, Г, Д и даже Ж. Когда Вы отвечаете на наши 10 вопросов, то, по сути, выбираете свой маршрут. В общем, мы не первые изобрели велосипед для Вас, но похоже первые, кто смог применить его в нашей отрасли.

С уважением,
Михаил Старынин

Наш видеоролик

Предыдущая страницаЧитать дальше